Леонард Фужита

Léonard Foujita (Tsuguharu Fujita)

Леонард Фужита
Годы жизни: 1886 — 1968
Место рождения: Япония, Токио
Стиль: парижская школа
Произведений (в галерее): 1

«Однажды я внезапно понял, что в японской живописи очень мало обнаженной женской натуры. В картинах Харунобу или Утамаро едва видны лишь части руки или небольшой участок кожи возле колена. Я понял, что они выражают ощущение кожи только в этих местах. Я первым решил попробовать изобразить наиболее прекрасный из материалов: человеческую кожу. Восемь лет я рисую обнаженных и достиг в этом действительно исключительных успехов» — Фудзита

Цугухару Фудзита родился в 1886 году в Токио, в благородном семействе, ведущем свой род от самураев, но открытом современным европейским веяниям. Юноша хотел оправиться в Европу сразу после окончания школы, но прислушавшись к совету друга семьи, известного японского писателя и военного врача, генерала Мори Огая, который заменил ему рано умершего отца, поступил учиться в Токийский национальный университет изящных искусств и музыки.
Выпускнику была обеспечена удачная карьера на родине: он был обладателем нескольких медалей и призов, сам японский император купил одну из его работ. Но после окончания университета уже ничто не могло удержать Фудзиту в Японии. В 1913 году он отправляется в Париж и сразу же становится своим среди дерзких гениев Монпарнаса, собравшихся здесь со всего света и впоследствии названных художниками парижской школы.

Фудзита, который вскоре стал зваться Фужита (так на французский лад он изменил свою фамилию) приехал в Париж, не зная никого, но вскоре уже стал завсегдатаем знаменитого кафе "Ротонда", приятельствовал с Амедео Модильяни, Хаимом Сутиным , Фернаном Леже, Хуаном Грисом, Пабло Пикассо, Мойше Кислингом, Анри Матиссом, Гийомом Аполлинером, Жаном Кокто, расхаживал в греческой хламиде, "приобщаясь к естественности" под руководством Айседоры Дункан и ее брата Раймона, у которых брал уроки хореографии.
Особенно подружился он с Модильяни, соседом по мастерской на улице Форгьер, в недорогом районе Монпарнаса.

Среди художников парижской школы французов было меньше, чем приезжих, и Парижу было не привыкать к экзотике, но Фужита выделялся даже на этом фоне. Став парижанином, он не переставал оставаться японцем. Его мастерская, тщательно запечатлённая на многочисленных автопортретах и фотографиях, была скорее японской, чем французской: в ней были татами, подушки, низкий столик котацу, бумажный фонарик, принадлежности для чайной церемонии.
Илья Эренбург в своих мемуарах вспоминает японского художника, который расхаживал по Парижу в домотканом кимоно. И в то же время он был современен как никто другой. Жан-Поль Креспель в книге "Повседневная жизнь Монпарнаса в великую эпоху. 1905–1930 гг." называет Фужиту «монсеньором Глициниевых Полей (фамилия "Фудзита" переводится как "поле глициний"), на добрые полвека опередившим хиппи своими бусами и серьгами».

В отличие от многих других непризнанных в ту пору парижских гениев, этого японца, который стремился, по его собственным словам, "сочетать строгость Японии со свободой Матисса", ждало в Париже быстрое признание. Традиционные приемы и техники японской графики и каллиграфии он органично соединил с уроками европейского искусства и с находками авангарда. Французскую публику и критиков, уже уставших от кричаще-ярких полотен, покорили почти монохромные, словно светящиеся изнутри работы Фужиты, тем более что мода на все японское в то время еще держалась в Европе.

Фужита был не только живописцем и графиком, но и керамистом, фотографом, модельером (на одном фото он запечатлен за швейной машинкой), иллюстратором. В 1930 году совместно с американским поэтом и прозаиком Майклом Джозефом он издал удивительную "Книгу кошек" - 500 экземпляров с двадцатью графическими котопортретами, выполненными в уникальной технике на особой бумаге и подписанными автором.

Жан Кокто назвал Фужиту "Льюисом Кэрроллом в красках". Его бледно-фарфоровые женщины с сияющей кожей похожи на девочек, его пушистые кошки сохраняют очарование котят. У женщин - кошачья грация, у кошек - почти женская улыбка.
Фужита смело переосмысливает японскую традицию на европейский лад.

В 1950 году художник с последней женой, японкой Кимие, окончательно поселился в Париже. Именно он поставил точку в истории "парижской школы": в 1953 году Фужита, единственный из художников монпарнасского братства, проводил в последний путь Кики со словами: "с ней закончился Монпарнас".
В 1955 году Фужита стал гражданином Франции, а в 1959 году принял католичество и имя Леонард в честь своего кумира Леонардо да Винчи и японца-иезуита, мученика Леонарда Кимуры. Собственно, друзья уже давно называли его Леонаром или Леонардом…
Последняя работа Фужиты - проект и роспись часовни Нотр-Дам-де-ла-Пэ в Реймсе, в которой художник, умерший в 1968 году в Цюрихе, был похоронен.
Сейчас храм называют «Часовня Фужиты».


Графика

Вечеринка в саду

Вечеринка в саду

Леонард Фужита

12 000 a