Марк Шагал

Mark Shagal

Марк Шагал
Годы жизни: 1887 — 1985
Место рождения: Белоруссия, Витебск
Стиль: уникальный стиль под влиянием примитивизма, кубизма, экспрессионизма
Произведений (в галерее): 0

«Ни одной работы не заканчиваю, пока не услышу её "да" или "нет".»
— Марк Шагал

Марк Захарович Шагал — белорусский, российский и французский художник. Он очень разносторонен в своём творчестве: и график, и живописец, и сценограф, и поэт, и иллюстратор, и мастер монументальных и прикладных видов искусства. Шагал – один из самых известных представителей мирового художественного авангарда XX века. Для художника характерны ирреальные произведения (часто на фольклорные и библейские темы), отмеченные тонкой красочностью, выразительным живописным рисунком.

Пожалуй, Марк Шагал — один из самых фантасмагорических лиричных живописцев XX века. Он родился в Витебске, в семье, «укорененной» в местечковый быт. Образы детства — облик Витебска и окружающих деревень, приметы провинциального быта прошлого века, национальный фольклор—все это впоследствии займет совершенно особое место в творчестве художника.

shagal.jpg
В 1907 году Марк Шагал приехал в Петербург и поступил в частную школу Е. Н. Званцевой, где учился у Леона Бакста. В 1910 году Марк Шагал уехал в Париж. Здесь молодой художник сблизился с мастерами французского авангарда, поэтами и живописцами, — Г. Аполлинером, М. Жакобом, А. Модильяни и другими. Если до приезда во Францию творчество Шагала перекликалось с живописью Ван Гога и было близко экспрессионизму, то теперь оно впитывает в себя влияние сначала фовизма, а затем кубизма и футуризма. (Наиболее известные произведения десятых годов — «Я и деревня», «Продавец скота», «Пьющий солдат».) Но искусство Марка Шагала с самого начала неповторимо самобытно. Геометрия не вытесняет из его картин живых персонажей. Эти персонажи взяты художником не «с натуры», а из собственного духовного мира — отсюда их парадоксальная и захватывающая свобода и неподчинение законам физического мира.

Живопись Шагала тех лет проникнута бунтарским духом, окрашена в эксцентричные и бурлескные тона и вместе с тем неизменно несет в себе ощущение тайны бытия. Мир в его картинах пантеистически одухотворен и целостен, животные уравнены в правах с человеком, но в то время как человек подчеркнуто, активен, в животных воплощено внеличное и жертвенное начало. Так, в картине «Я и деревня» энергичному человеческому профилю противопоставлена загадочная кроткая морда коровы. Уже в этот ранний период шагаловская живопись населена персонажами, которые пройдут через все творчество мастера — радостными и нежными влюбленными, парящими над землей («Прогулка», 1917—1918); акробатами и местечковыми музыкантами, раввинами, напоминающими библейских пророков.

После начала первой мировой войны Марк Захарович Шагал возвращается на родину. Он работает в Витебске и Москве, преподает, занимается живописью. В 1922 году Марк Шагал снова уезжает в Западную Европу. С 1923 года он постоянно живет во Франции. Уже в середине двадцатых годов искусство Шагала освобождается от узких стилевых схем и синкопированных ритмов предшествующего периода. Мир в его картинах теперь не ломается на грани, а кажется слитным потоком пространства и времени, как бы рождающим из своих глубин отдельные образы. В двадцатые годы Марк Шагал открывает для себя красоту природы южной Франции — красочные букеты и цветущие деревья, наиболее прямо передающие восхищение художника прелестью мира, отныне становятся неотъемлемой частью его живописи.

С начала тридцатых годов, частично в связи с работой над иллюстрированием Библии, в шагаловское искусство входят библейские образы, напоминающие своей интимностью и глубиной персонажей Рембрандта. Накануне второй мировой войны и в сороковые годы в нем постоянно звучат социальные мотивы, темы войны и разрушения, воплощенные в трагических образах страдающих людей и животных, изображении горящих деревень и символических сцен распятия.

После войны живопись Шагала становится еще более светоносной, мягкой, утонченной и внутренне свободной. Нежнейшие полутона, неуловимые перетекания краски, ее фактурные наслоения, вибрация и горение света и цвета, исчезающее - малые детали и контуры, прорисованные тонкой линией, — вся эта «органическая химия» шагаловской живописи призвана передавать не выразимые в словах оттенки чувства и интимные движения человеческой души. Именно в тождественности искусства и духовного «я» художника и заключается, пожалуй, главная магия творчества мастера.

Его искусство представляет собой поток чистой лирики, поэму в красках и линиях. В этой поэме сплавлены личные и мировые события, воспоминания детства и впечатления текущей жизни, видения Витебска и Парижа или юга Франции; фольклор и собственное «мифотворчество». Живая действительность, сохраняя свои конкретные и характерные черты, превращается во вневременные образы (недаром один из излюбленных персонажей художника — летящие часы, символизирующие «окрыленное» и превращенное в вечность время). Хотя в искусстве Шагала есть общее с волшебной сказкой, оно не уводит зрителя в мир чистого вымысла, а истолковывает в глубоких символах саму реальность. В картинах художника как бы развертывается мистерия жизни, в которой участвуют люди, ангелы, животные и их фантастические гибриды; добро существует рядом со злом, но в итоге всегда одерживает победу.

Общая окраска искусства Шагала — жизнеутверждающая; в нем доминируют пасторальные образы, напоминающие персонажей из шекспировского «Сна в летнюю ночь» — влюбленные, которым ангелы дарят цветы, цирковые сцены, олицетворяющие счастливое единение людей и животных, праздник, свободу и само творчество. У Шагала мир спасает, в конечном итоге, любовь и искусство, поэтому центральное место в его живописи, наряду с влюбленными, занимают образы живописцев с палитрой и музыкантов, от местечкового скрипача до играющего на гуслях ветхозаветного царя Давида. Именно художник творит красоту и гармонию и, в некоторых отношениях, сам мир.

Искусство Марка Шагала необычайно многогранно. Кроме живописи, он постоянно работает в графике. Им созданы замечательные книжные иллюстрации в технике литографии и офорта (к «Мертвым душам» Гоголя, Библии, сказкам Лафонтена и «1001 ночи», к «Дафнису и Хлое» Лонга и др.). Шагал выполнил ряд монументальных росписей (наиболее известная его работа подобного рода — плафон в парижской «Опере»), мозаик, гобеленов, витражей, театральных декораций и эскизов костюмов. В поздний период он в совершенстве овладел языком керамики и скульптуры. Материал и техника во всех этих жанрах как бы трансформируются в неповторимые шагаловские образы, воплощающие его глубокое и гуманистическое видение мира.